О ХОДЖЕ СУЛТАН-АХМЕДЕ ЯССАВИ

 

Более 600-700 лет тому назад жил в Сайраме бедный че­ловек праведной жизни по имени Ибраим-Ата. Тяжелым тру­дом зарабатывал старик на жизнь, и сколько не работал Иб­раим-Ата, ничего у него не было, кроме небольшого огорода на берегу реки. Между тем с каждым годом семья его увели­чивалась— подрастали сыновья, становились невестами до­чери, и соответственно росли расходы на детей. Подрастали будущие помощники, и радовался старик, глядя на своих де­тей, но лишь печалил его старший сын Ахмет, который был молчаливым и задумчивым, часто уходил куда-то один. Не тянуло Ахмета к тяжелому труду отца, хотя и не сторонился он работы. Приветливый и ласковый со всеми, Ахмет особенно любил бедных и всегда старался помочь неимущему, делясь с ним последним куском хлеба. Старый Ибраим-Ата, глядя на сына, недоумевал, но смирился и молчал, твердо веря: «На то святая воля аллаха», и еще прилежнее работал, чтобы прокор­мить, обуть, одеть своих детей.

А годы шли, и вот уже Ахмету исполнилось пятнадцать лет. В тот год стояло жаркое лето. Ахмет отправился на ба­зар. По дороге он зашел к своему отцу на огород и увидел, как через силу работает старик под палящими лучами солн­ца. Пот градом катится с изборожденного морщинами чела отца, а работы остается еще так много. Жалко стало Ахмету своего отца и он сказал «Зачем ты, отец, полешь траву рука­ми? Скажи - «Сорные травы, выходите все вон, и останьтесь в огороде моем только овощи». Как только произнес эти слова Ахмет, махнул длинным посохом (а ходил он всегда, как старик, с длинной палкой в руках), как сорные травы вылетели и сложились в кучу! От неожиданности И изумления старик Ибраим-Ата не знал, что и сказать. Понял он, дана сыну са­мим аллахом такая власть и, воздев к небу руки, сказал; «Сын мой! Сам аллах отметил тебя между другими людьми, дав тебе великую силу творить чудеса. Ты больше уже не нужда­ешься в моем крове, потому иди куда тебе укажет «пророк».

  Ходжа Ахмел Яссавй (ок 1105-1166) лицо историческое. Он был поэтом и проповедником суфийского толка. Ему приписывается сборник стихов «Хикмата» («Премудрость»), написанных на старотюркском языке. Ое считается основателем суфийского ордена ясавитов. Исторически существовавший Ахмед Яссавй не был носителем и проповедником тех идей, которые приписывались ему его последователями и не являлся той величиной, в которую возвело его духовенство в более поздние време­на.

О Ходже Ахмеде Яссавй существует множество легенд — см.об этом: Массон М.Е.Мавзолей Ходжи Ахмеда Яссавй. Ташкент, 1930, с.3-4; Пет-раш Ю.Г. Тень средневековья. А-Ата, 1981, с.93-95 и посл.-Прим.сост.

 В тот же день Ахмет покинул родной кишлак и направился на запад, где прячется солнце для ночного отдыха. Много дней шел он и дошел, наконец, до горы, которая называется Кара-Тау. Здесь Ахмет поставил свой посох на землю и, идя дальше, бороздил им по земле. И где поставил он посох свой, открылись ключи, а по следу от палки заструилась чистая, холодная вода. Наконец подошел Ахмет к тому месту, где стоит теперь город Туркестан, остановился, посмотрел вокруг и решил здесь поселиться. Построил Ахмет себе жилье, раз­вел небольшой огород, где и работал, копая гряды, чтобы до­быть себе пропитание, а в свободное время молился, и возве­личил его аллах. Много людей проходило мимо его жилья, и всем помогал Ахмет, чем только мог. Приводили к нему боль­ных разными недугами, и Ахмет исцелял их. Очень скоро сла­ва о его чудесах разошлась далеко по свету. Понемногу око­ло святого Ахмета стали селиться другие люди, желавшие молиться аллаху и великому пророку его вместе со святым.

Прошли годы, и там, где стояло бедное жилище отшельни­ка, вырос большой и богатый город.

Долго жил на земле Ходжа Ахмет Яссави, много чудес и добра совершил, помогая нуждавшимся, и за это подарил ал­лах ему белого верблюда, с помощью которого мог Ходжа Ахмет творить часть утреннего намаза у себя перед жили­щем, а заканчивать его в священном городе Мекке.

Люди видели это и еще больше чтили святого.

Но вот нашелся один неверующий даже в аллаха «джу-гут», который пришел к святому и стал смеяться над ним, Ахмет, не проклял неверующего, а велел ему прийти завтра в час намаза и пообещал, что они вместе поедут в Мекку. На другой день, едва солнце поднялось над горизон­том, из степи появился белый верблюд, и Ходжа Ахмет, поса­див позади себя джугута, сказал ему «Закрой глаза и не смотри вниз, чтобы ни случилось, если откроешь глаза, сейчас же упа­дешь с облачных высот на землю».

Поднялся верблюд в воздух и со страшной быстротой по­летел вперед, но не выдержал джугут и от любопытства сго­рая, тихо открыл глаза, полагая, что святой, сидящий впереди, не заметит этого. Но не успел он даже и взглянуть на землю, как упал со спины верблюда и стремглав полетел вниз, а Ходжа Ахмет унесся дальше. Долго падал джугут, в глазах его потемнело, и он ударился о что-то твердое, а открыв глаза, увидел множество незнакомых людей и блестящих воинов.

В том месте, где он упал, шел совет старейшин и воена­чальников царя Джульбарса. Обступившие джугута прибли­женные царя, стали спрашивать его, — кто он и откуда, как попал сюда. Испуганный джугут со слезами рассказал все, что было, и рассердил царя, который приказал за насмешку над посланником аллаха, сжечь джугута живьем на костре, привязав его к дереву.

Костер разгорался, огненные языки беспощадного пла­мени начали уже лизать подножье дерева, и понял тогда джугут свою вину и начал просить заступничества у пророка.

В то время пролетал над землей Ходжа Ахмет, возвраща­ясь с намаза в Мекке, и увидел смеявшегося над ним некогда человека, объятого пламенем, сжалился над ним — велел де­реву, к которому был привязан грешник, лететь за собой.

Удивились Джульбарс и свита его, когда увидели, что не­подвижно стоявшее столетнее дерево легко поднялось вверх, точно гонимая ветром соломинка, и полетело вслед за див­ным, белым как снег, верблюдом, на котором восседал чело­век с длинной седой бородой. Задумался Джульбарс над чу­дом и неудержимо потянуло его к святому. Передал он млад­шему брату царскую власть и, взяв в сподвижники старых верных слуг своих, отправился к Ходже Ахмету.

Кто хоть раз видел Ходжу, тот навсегда привязывался к нему сердцем своим, становится рабом кротост и святости его. Так случилось и с царем Джульбарсом. С тех пор как пришел он к Ходже, так и остался с ним навсегда.

Однажды Джульбарс нашел далеко в степи удивительный камень бледно-зеленого цвета, в котором можно было уви­деть все, что скрыто в тайне. Завещал Джульбарс приближенным поставить тот камень на могилу свою и покрыть его шку­рой джульбарса (тигра), которую он носил всю жизнь на себе и от которой получил свое имя, чтобы люди, приходящие про­честь молитву над его могилой, издали могли бы узнать ее...

Много лет спустя этими землями завладел эмир Тимур.

Жесток был Тимур, и все боялись его, никто не смел слова сказать против воли его. Но на этот раз какой-то неземной дух пожелал напомнить грозному владыке, что он смертный человек. И повелел Тимур возвести на месте скромного мазара Ходжи Ахмета грандиозный мавзолей. Но только возве­ли строители начало стен, явился в глухую ночь огромный страшный, бык и раскинул мощными рогами все воздвигну­тое. Разгневался эмир и велел собрать еще больше строите­лей и строить опять. Вот уже видны стрельчатые арки сводов, гордо поднимаются в лазурную высь минареты, но наступила ночь, и от всего великолепия остается груда кирпичей.

Но однажды Тимур увидел сон: пришел к нему старик с длинною седою бородой и сказал: «В десяти днях пути отсю­да на запад похоронен святой Арыстан-Баб. Сначала возве­ди мавзолей над его могилой». Узнал эмир великого Ходжу и сделал все, как он сказал. Так, согласно легенде, возник прекрасный мавзолей в городе Туркестане.

 

Оставлена стилистика оригинала. Джульбарс (Жолбарыс) лицо ис­торическое (1690-1740). Хан Старшего жуза (1720-1740). Надгробие Джульбарс-хана в мавзолее Ходжи Ахмеда Яссави до недавнего времени было покрыто полуистлевшей тигровой шкурой. — Прим.сост.

 Арстан-Баб (Арслан-Баб) личность более легендарная, нежели ис­торическая. По преданию он был учителем Ходжи-Ахмеда. Его мавзолей находится в Кзыл-Кумском районе, неподалеку от городища Отрар.

Истиным побудительным мотивом строительства мавзолея Ходжи Ахмеда Яссави в Туркестане (1389-1399) является политический расчет Тимура. Воздвигая грандиозный мемориальный комплекс над могилой, особо почитаемых среди кочевых тюркских племен святого, он хотел при­влечь их на свою сторону и тем самым обезопасить северные границы своей огромной империи. История строительства мавзолея в Туркестане изложена в «Книге побед» («Зафар-наме») придворного историка Тимура Шерефеддина-ал-Йезди.—см. об этом: Массой М.Е., ук.соч., с.45; Нурму-хаммедов H.Б.Мавзолей Ходжи Ахмеда Яссави. А-Ата, 1980, с.18-19 и др.— Прим.сост.

 

Добавить комментарий

Уважаемые посетители нашего сайта!
Вы можете не только прокомментировать материал, но и задать любой интересующий Вас вопрос, заказать путевку или падать заявку тур. Все запросы мы рассматриваем в индивидуальном порядке.
Спасибо.


Защитный код
Обновить

Season Travel Kz